Принудительное вселение на жилую площадь в судебном порядке

Конституция России провозгласила право каждого гражданина на жилище.
И поскольку основные права и свободы человека неотчуждаемы и принадлежат каждому от рождения, задачей правоприменителя является защита этих прав, обеспечение их правосудием (ст.ст. 17, 18, 40 Конституции РФ)
Детальный анализ судебной практики показывает, что иски о принудительном вселении на жилую площадь в подавляющем большинстве случаев подаются тогда, когда поставлено под сомнение право пользования жилым помещением лица зарегистрированного на данной площади.
«Исследование некоторых вопросов судебной защиты жилищных прав нанимателя и членов его семьи показывает, что основным критерием в решении этих вопросов для суда должен быть факт проверки наличия у гражданина России конституционного права на жилое помещение. И поскольку это право неотъемлемо, то правомерным было бы в мотивировочной части каждого судебного решения обязательно отражать исследование вопроса о наличии конституционного права на жилое помещение в России или ее субъектах у заявителя. И только после этого и с учетом совокупности всех доказательств принимать решение по существу.
Изучение вопроса возникновения, существования и прекращения у физических лиц права пользования жилым помещением по договору социального найма продолжается на протяжении не одного десятка лет.
В настоящее время, сложившаяся судебная практика, а также ряд специалистов в области жилищного права трактуют фактическое законное проживание членов семьи нанимателя в определенном жилом помещении как единственное условие существования у названных лиц права пользования этим жильем, тем самым сконцентрировав внимание лишь на факте правомерного присутствия членов семьи нанимателя на конкретной жилой площади как постоянных жильцов. Разделяя данную позицию, следует, однако, отметить то обстоятельство, что в ст. 53 Жилищного кодекса РСФСР существовало, а в ст. 69 Жилищного кодекса РФ сохранено в неизменном виде второе обязательное условие для распространения прав нанимателя на членов его семьи. Любопытно, что данное обстоятельство, по-видимому, до сих пор не становилось предметом изучения ни у юристов-практиков, ни в судах общей юрисдикции.
Вкратце приведем необходимые фрагменты текста ст. 69 ЖК РФ: „К членам семьи нанимателя … относятся проживающие совместно с ним… супруг… дети и родители… Члены семьи нанимателя… имеют равные с нанимателем права…“.
Применительно к сделанным извлечениям из ЖК РФ совместное проживание нанимателя и членов его семьи однозначно подразумевает не только вселение в жилое помещение и последующее в нем проживание супруга, детей и родителей лица, заключившего договор социального найма, но и обязательное вселение и проживание в том же помещении самого нанимателя.
Настоящий анализ содержания ст. 69 ЖК РФ, с учетом вышеизложенного, дает все основания считать, что законодателем установлены два взаимосвязанных и обязательных условия обладания членами семьи нанимателя правом пользования жилым помещением по договору социального найма:
— проживание членов семьи нанимателя в жилом помещении,
— одновременное проживание в этом же жилом помещении нанимателя.
Толкуя буквально ч. 1 ст. 69 ЖК РФ, приходится констатировать, что право членов семьи нанимателя пользоваться жилым помещением находится в прямой зависимости не только от реализации нанимателем своего намерения вселить данных лиц в жилое помещение, но в равной степени и от желания или возможности нанимателя в этом жилом помещении проживать самому.
Так, если наниматель, продолжая оставаться стороной договорных отношений с наймодателем, в действительности уже не живет в предоставленной ему квартире, то членами его семьи перестает выполняться необходимое условие совместного с нанимателем проживания.
В результате чего последние не могут считаться членами семьи нанимателя и иметь равных с ним прав, а значит, утратят право пользование жилым помещением. Если же наниматель, сам реально в квартире не проживая, произведет вселение в нее, например, своей супруги, то она членом его семьи не станет, и, соответственно, равные с нанимателем права в отношении данного жилья у его супруги вообще не возникнут.
Апеллировать в такой ситуации к ст. 71 ЖК РФ, определившей, что временное отсутствие нанимателя, кого-либо из проживающих совместно с ним членов его семьи или всех этих граждан не влечет за собой изменение их прав по договору социального найма, смысла не имеет, поскольку, во-первых, в ЖК РФ отсутствуют критерии отграничения временного отсутствия от окончательного прекращения проживания в жилом помещении; во-вторых, ст. 71 ЖК РФ гарантирует членам семьи нанимателя неизменность их прав, в то время как в рассмотренных выше случаях речь идет не об изменении прав (увеличении или уменьшении их), но о полном их прекращении либо о невозможности возникновения таковых; в-третьих, права членов семьи нанимателя п. 7 Типового договора социального найма жилого помещения, утвержденного постановлением Правительства РФ от 21.05.2005 г. N 315 , также поставлены в зависимость от совместности проживания их с нанимателем.
Представляется, что существующая подчиненность прав членов семьи нанимателя факту проживания самого нанимателя в одном с ними жилом помещении не может считаться обоснованной и правомерной.
Конституция РФ в ч. 3 ст. 17 содержит запрет на какое-либо ограничение права членов семьи нанимателя пользоваться жилым помещением, в связи с осуществлением этим нанимателем права свободно передвигаться и выбирать место жительства, гарантированного ему ч. 1 ст. 27 Конституции РФ.
Представляется невозможным, что законодатель в ч. 1 ст. 69 ЖК РФ преследовал цель максимально, даже войдя в конфликт с Конституцией, ограничить возможность граждан пользоваться жилым помещением, предоставленным по договору социального найма.
Скорее всего, это пример законотворческой недоработки, благодаря которой пользователи жилых помещений государственного и муниципального жилого фонда находятся в „подвешенном“ состоянии, и которая способствует нарушению их прав недобросовестными гражданами и должностными лицами.
Во избежание нарушения конституционного права каждого на жилище, необходимо сформулировать изучаемое положение несколько иначе, исключив зависимость прав членов семьи нанимателя от личного отношения нанимателя к жилому помещению, предоставленного по договору социального найма. Например: „к членам семьи нанимателя относятся вселенные в установленном порядке и проживающие в данном жилом помещении супруг, дети и родители нанимателя“.
Природа исков о вселении на жилую площадь
В ряде случаев иски о вселении инициируются как встречные, в ответ на иски о признании гражданина утратившим право пользования жилым помещением и снятием его с регистрационного учета. Такая ситуация зачастую складывается между бывшими супругами, а для того, чтобы в ней разобраться обратимся к конкретным примерам.
Жилищные правоотношения носят длящийся характер. По общему правилу к длящимся правоотношениям применяется закон, который действует на текущий момент. Если семейные отношения между собственником жилого помещения и бывшим членом его семьи были прекращены до момента вступления в силу ЖК РФ, т.е. до 1 марта 2005 года, то положения части 4 статьи 31 ЖК РФ распространяются на требования о выселении бывших членов семьи.
Так, определением судебной коллегии было отменено решение районного суда. Спор возник по праву пользования жилым домом, принадлежащим на праве собственности К. на основании договора дарения дома матерью К. Истец обратился в суд с иском о признании его бывшей супруги прекратившей право пользования спорным жильем и снятии ее с регистрационного учета.
Решением суда в удовлетворении иска отказано, поскольку действие нового ЖК РФ, вступившего в законную силу с 1 марта 2005 года, а именно части 4 статьи 31 ЖК РФ в данном случае не применяется, право пользования спорным жильем у ответчицы возникло в 1991 году, расторжение брака произошло в 1999 году, а закон не может иметь обратную силу. Кассационная инстанция решение отменила, так как истец обратился в суд с иском о применении статьи 31 ЖК РФ после введения его в действие, 14 июля 2005 года.
Таким образом, положения статьи 31 ЖК РФ не ставятся в зависимость от того момента, когда были прекращены семейные отношения между собственником жилого помещения и бывшим членом его семьи. Имеет значение лишь момент обращения в суд.
В соответствии с частью 3 статьи 83 ЖК РФ в случае выезда нанимателя и членов его семьи в другое место жительства договор социального найма жилого помещения считается расторгнутым со дня выезда. При пересмотре одного из дел Верховный Суд РФ подтвердил, что в случае если после расторжения брака бывший супруг добровольно выбыл из квартиры на иное место жительства, где он проживает длительное время, он считается отказавшимся от прав и обязанностей в отношении спорной квартиры.
А. обратилась в суд с иском к Б. о признании расторгнутым договора социального найма квартиры, признании утратившим право пользования жилым помещением, снятии с регистрационного учета. В обоснование заявленных требований истица указала, что нанимателем спорной квартиры являлась ее мать. Истица состояла с ответчиком в браке. После рождения дочери ответчик был вселен и зарегистрирован в спорной квартире как член семьи. После расторжения брака ответчик добровольно выехал из квартиры, но сохранил в спорной квартире регистрацию, а коммунальные платежи не вносит. Суд отказал в удовлетворении исковых требований исходя из того, что непроживание Б. в спорной квартире вызвано уважительными причинами: сложившимися с истицей неприязненными отношениями и созданием у них новых семей, а также тем, что ответчик на другое постоянное место жительства не выезжал, прав на иное жилое помещение не приобрел. Поэтому Верховный суд РФ ранее вынесенные судебные акты по данному делу отменил, а исковые требования А. признал подлежащими удовлетворению.
В данном случае Верховный Суд РФ, устанавливая факт утраты права пользования жильем, исходил из того, что бывший супруг добровольно выехал из спорной квартиры и с момента выезда не несет расходов по содержанию жилья; бывший супруг уже более восемнадцати лет преимущественно проживает в квартире своей новой супруги с согласия всех проживающих в ней лиц.
Суд вправе обязать собственника жилого помещения обеспечить иным жилым помещением бывшего супруга и других членов его семьи, в пользу которых собственник исполняет алиментные обязательства, по их требованию. Это значит, что при предъявлении иска о выселении бывший член семьи может заявить встречный иск об обязании собственника обеспечить его отдельной жилплощадью. Например, встречный иск могут предъявить нетрудоспособные родители собственника жилья пенсионного возраста, имеющие инвалидность I или II группы. По своей инициативе суд такой вопрос рассматривать не должен.
По мнению Пленума Верховного Суда РФ судьи должны при решении вопроса об обязании собственника обеспечить отдельной жилплощадью бывшего члена семьи учитывать (пункт 16 постановления от 2.07.2009 г. N 14):
— продолжительность брака супругов;
— длительность совместного проживания собственника и бывшего члена его семьи в жилом помещении;
— возраст, состояние здоровья, материальное положение сторон;
— период, в течение которого собственник жилого помещения исполнял и будет обязан исполнять алиментные обязательства в пользу бывшего члена своей семьи;
— наличие у собственника денежных средств для приобретения другого жилья бывшему члену своей семьи;
— наличие у собственника иных жилых помещений в собственности, одно из которых может быть предоставлено для проживания бывшему члену семьи, и т.п.
В решении суда, обязывающего собственника приобрести жилье для бывшего члена семьи, должны быть отражены следующие моменты: срок, в который должно быть исполнено решение суда; основные характеристики жилья и его местоположение (в другом населенном пункте жилье может находиться только с согласия бывшего члена семьи); на каком праве собственник обязан обеспечить бывшего члена своей семьи другим жилым помещением (наем, безвозмездное пользование или собственность).
Удовлетворение заявления сохранить за бывшим членом семьи на определенный срок право пользования жильем собственника может предъявляться неоднократно. Оно не исключает права одновременно предъявить требование об обязании собственника жилья приобрести или снять новое жилье для бывшего супруга или иных родственников.
Пробел, не восполненный судебной практикой
Согласно Постановлению Пленума ВС РФ №14 „ О некоторых вопросах возникших в судебной практике при применении Жилищного кодекса Российской Федерации“ разрешая споры о признании нанимателя, члена семьи нанимателя или бывшего члена семьи нанимателя жилого помещения утратившими право пользования жилым помещением по договору социального найма вследствие их постоянного отсутствия в жилом помещении по причине выезда из него, судам надлежит выяснять: по какой причине и как долго ответчик отсутствует в жилом помещении, носит ли его выезд из жилого помещения вынужденный характер (конфликтные отношения в семье, расторжение брака) или добровольный, временный (работа, обучение, лечение и т.п.) или постоянный (вывез свои вещи, переехал в другой населенный пункт, вступил в новый брак и проживает с новой семьей в другом жилом помещении и т.п.), не чинились ли ему препятствия в пользовании жилым помещением со стороны других лиц, проживающих в нем, приобрел ли ответчик право пользования другим жилым помещением в новом месте жительства, исполняет ли он обязанности по договору по оплате жилого помещения и коммунальных услуг и др.
При установлении судом обстоятельств, свидетельствующих о добровольном выезде ответчика из жилого помещения в другое место жительства и об отсутствии препятствий в пользовании жилым помещением, а также о его отказе в одностороннем порядке от прав и обязанностей по договору социального найма, иск о признании его утратившим право на жилое помещение подлежит удовлетворению на основании ч. 3 ст. 83 ЖК РФ в связи с расторжением ответчиком в отношении себя договора социального найма.
Отсутствие же у гражданина, добровольно выехавшего из жилого помещения в другое место жительства, в новом месте жительства права пользования жилым помещением по договору социального найма или права собственности на жилое помещение само по себе не может являться основанием для признания отсутствия этого гражданина в спорном жилом помещении временным, поскольку, согласно ч. 2 ст. 1 ЖК РФ, граждане по своему усмотрению и в своих интересах осуществляют принадлежащие им жилищные права. Намерение гражданина отказаться от пользования жилым помещением по договору социального найма может подтверждаться различными доказательствами, в том числе и определенными действиями, в совокупности свидетельствующими о таком волеизъявлении гражданина, как стороны в договоре найма жилого помещения».
Позиция Верховного суда по данному вопросу ясна: необходимо установить, что не проживающий на момент подачи иска гражданин намеренно покинул жилое помещение, не имея цели продолжать пользование им. Однако немаловажным фактором, учитываемым в том числе и ВС РФ является констатация неисполнения ответчиком по такому иску( в том случае, если заявлен иск о выселении) или истцом( в том случае, если речь идет о вселении) обязанностей нанимателя жило помещения. Под такого рода обязанностями традиционно понимается оплата коммунальных услуг.
Неурегулированность вопроса, по мнению автора, состоит в следующем:, при констатации всех факторов, влияющих на формирование мнения о том, что лицо длительное время не проживавшее на спорной территории покинуло ее с целью проживания в другом месте суду будет достаточно сложно правомерно признать такое лицо утратившим право пользования жилым помещением при наличии неопровержимых доказательств несения им все время отсутствия в спорном помещении своей обязанности по оплате коммунальных услуг в полном объеме.

Иванов Кирилл Анатольевич
Адвокат, регистрационный № 77/9200 в реестре адвокатов г.Москвы